ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Ошибся ли Пушкин? О современном верлибре

Автор:

Сокращённый вариант этой статьи опубликован в журнале "Настоящее время" № 6, 2006.


Поэзия – мёд великанов...
Александр Испольнов

Более 170 лет прошло с тех пор, когда Александр Сергеевич Пушкин сказал: «Обращаюсь к русскому стихосложению. Думаю, что со временем мы обратимся к белому стиху. Рифм в русском языке слишком мало. Одна вызывает другую».
Оказался ли он прав в своем предвидении? Прежде чем ответить на этот вопрос рассмотрим место Пушкина в поэзии, а также его мысли об этом литературном направлении, которое отличается от прозы как типом организации художественной речи по ритмике, так и наличием рифмы. Причем второе не является обязательным. А главное отличие состоит в том, что в стихотворении образ сжат в пространстве и времени, а потому воздействует на наше воображение так сильно, что надолго остается в памяти.

Пушкин сегодня
-------------------

Пушкин – это не только прошлое поэзии, это ее настоящее и будущее. Спустя 200 лет после его рождения мы все более понимаем: и его гений поэтический, и его подвиг сподвижнический. После праведных трудов Пушкина русский язык, русская речь обогатились и развились до совершенства, сохранились почти без изменений до наших дней.
Насколько жив Пушкин в умах, душах и сердцах наших современников?
Занимаясь экспресс-тестированием интеллекта, мне удалось собрать статистический материал и о приоритетах человеческого сознания. И вот что выяснилось. После исключения фамилий известных политиков выявился следующий рейтинг мировой известности: 1. Пушкин, 2. Эйнштейн, 3. Менделеев, 4. Гейтс, 5. Ньютон, 6. Пугачева, …, 8. Моцарт, ...,12. Пикассо, …, 19. Шекспир…
Из этого краткого списка видно: поэты оказывают такое же большое влияние на умы человеческие, как и ученые, музыканты или художники. Однако формулы Эйнштейна доступны единицам, а слово – затрагивает миллионы...
Опрошено было более тысячи человек из разных слоев населения в возрасте от 14 до 75 лет. Экспресс-тестирование проводилось в Латвии и Белоруссии. Полученные недавно данные тестирования по моей методике из Новосибирска говорят о том, что в России Пушкин удерживает первенство и перед всеми политиками!
Поэзия Пушкина (равно как и его проза) и по сей день находит отклик у любителей прекрасного во всем мире. Даже в Нью-Йорке (сужу по письму полученному мной от княжны Надин Лиллиан Глинской) в 1997 году создан литературный музей А.С. Пушкина. Не без ее активного участия.
Предваряя цитаты Пушкина (для краткости повествования не всегда выделенные кавычками), хочу сказать, что они актуальны и сегодня для понимания как основ поэтического творчества, так и особо тонких материй самой поэзии как таковой.
Как часто в литературном процессе терялись творческие ориентиры! С завидной периодичностью свергались кумиры... Но поэзия – это не политика. Очень быстро выяснялось, что только таланты способны глубоко влиять на чувства народа, а все ухищрения и изыски – полностью стирались в его памяти и интересовали разве что литературоведов.
Наконец наступило такое время, что все «новаторы» вынуждены быть плагиаторами своих предшественников. Круг замкнулся.
В поэзии остались только два пути: повторять ошибки прошлого (кривляться перед зеркалом) или создавать подлинные произведения искусства, используя весь положительный опыт, все приемы подлинного мастерства своих великих предшественников, то есть достойно и точно отображать свое время. Это наиболее трудный путь, тропинка узка и над пропастью... Но только она ведет к истине, постижение которой есть процесс бесконечный и непрерывный одновременно. И истинно творящие – всегда с Пушкиным.

Пушкин о поэзии, поэтах и читателях
-------------------------------------------

В стихах не мешало бы нашим поэтам иметь сумму идей гораздо позначительнее, чем у них обыкновенно водится. Русская поэзия достигла в лучших образцах высокой степени образованности (Державин, Богданович, Крылов, Батюшков, Жуковский). Ломоносов открывает нам истинные источники нашего поэтического языка.
«Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни...». Она основывается на пламенных порывах чувства и воображения.
Говоря о поэзии классической и романтической следует иметь в виду, что если вместо формы стихотворения будем брать за основание только дух, в котором оно написано, - то никогда не выпутаемся из определений. Любить размеренность, соответственность свойственно уму человеческому.
О подражателях всех мастей: легче превзойти гениев в забвении всех приличий, нежели в поэтическом достоинстве. «Климат, образ правления, вера дают каждому народу особенную физиономию – которая более и менее отражается в зеркале поэзии».
Спокойствие – необходимое условие прекрасного. «Восторг не предполагает силы ума, располагающей частями в их отношении к целому. Восторг непродолжителен, непостоянен, следственно, не в силе произвесть истинное великое совершенство – (без которого нет лирической поэзии)».
В стихах Баратынского стройность и зрелость. «Сие преждевременное развитие всех поэтических способностей, может быть, зависело от обстоятельств, но уже предрекало нам то, что ныне выполнено поэтом столь блистательным образом».
«Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности». «Однообразность в писателе доказывает односторонность ума, хоть, может быть, и глубокомысленного». «... Женщины везде те же. Природа, одарив их тонким умом и чувствительностию самой раздражительною, едва ли не отказала им в чувстве изящного. Поэзия скользит по слуху их, не досягая души; они бесчувственны к ее гармонии; примечайте как они поют модные романсы, как искажают стихи самые естественные, расстраивают меру, уничтожают рифму. ...Исключения редки...».
От себя замечу, что современные женщины, получая одинаковое с мужчинами образование, ни в чём не уступают последним на поэтическом поприще, а часто и превосходят их.
«Никто более Баратынского не имеет чувства в своих мыслях и вкуса в своих чувствах».
«Есть два рода бессмыслицы: одна происходит от недостатка чувств и мыслей, заменяемого словами; другая – от полноты чувств и мыслей и недостатка слов для их выражения».
Осмелюсь и в этом месте дополнить Пушкина. Спустя 200 лет после его рождения появился и третий род: он происходит от необразованности и неграмотности. Видимо в те времена такие люди за перо не брались, их здравый смысл преобладал; да и поэты исчислялись единицами, а не тысячами. Впрочем истинных поэтов и сейчас можно перечесть на пальцах одной руки... А масштаба Пушкина – ни одного!
«Вдохновение есть расположение души к живейшему принятию впечатлений и соображению понятий, следственно и объяснению оных».
«Тонкость не доказывает еще ума. Глупцы и даже сумасшедшие бывают удивительно тонки». «...Тонкость редко соединяется с гением, обыкновенно простодушным, и с великим характером, всегда откровенным». «Есть высшая смелость: смелость изобретения, создания, где план обширный объемлется творческою мыслию – такова смелость Шекспира, Данте, Мильтона, Гете, Мольера».
Писатель «...должен владеть своим предметом, несмотря на затруднительность правил, как он обязан владеть языком, несмотря на грамматические оковы».
Употребив в «Годунове» белый стих Пушкин заметил, что некоторые «...сомневались, могут ли стихи без рифм называться стихами». «Нововведения опасны и, кажется, не нужны» - резюмировал он. И это при условии, что белый стих зародился еще в 16 веке, то есть двести лет до Пушкина. Виртуозно им владел и Шекспир, чем славен по сей день.
Пушкин сожалеет о том, что поэтический слог еще не приблизился к благородной простоте. Он отмечает, что «...истинный талант доверяет более собственному суждению, основанному на любви к искусству...».
От критика требуется ученость, вкус и хладнокровие. Все равны перед законами критики, вне зависимости от гербов и пыльных грамот. Поэзия не должна быть легкомысленным занятием, а благоговейным служением.
На примере лирики Баратынского Пушкин указывает, что она доступна в полной мере не для всякого.
«Чувство приличия зависит от воспитания и других обстоятельств». «...Гений, какое направление ни изберет, останется гений – суд потомства отделит золото, ему принадлежащее, от примеси». «Состояние критики само по себе показывает степень образованности всей литературы».
«Молодые писатели вообще не умеют изображать физические движения страстей. Их герои всегда содрогаются, хохочут дико, скрежещут зубами и проч. Все это смешно...» Публика «...всегда соглашается с тем, кто последний жалуется ей».
«Для публики я не имею главной привлекательности – молодости и новизны литературного имени». «В отношении стихотворений число требователей ограничено. Оно состоит из тех же лиц, которые платят по 5 рублей за место в театре». «...Стихотворение лирическое читает только любитель поэзии. –А много ли их?». «Стихотворения, коих цель горячить воображение любострастными описаниями, унижают поэзию...».
Пушкин начал писать и печатать с 13-летнего возраста, но считал, что даже написанное им на 19 году «...непростительно признать публично в возрасте более зрелом и степенном...».
Он отмечает, что печатное слово (каким бы оно ни было) оказывает волшебное влияние на читателя.
Ученые и писатели всегда впереди на ниве просвещения и образованности. «Не должно им малодушно негодовать на то, что вечно им определено выносить первые выстрелы и все невзгоды, все опасности».

Белый стих в Латвии
------------------------

Сформировавшись гораздо позже чем в Азии или Европе, поэзия в Латвии получила свое стремительное развитие в советские годы. Примечательно, что первые центры латышской культуры появились за пределами Латвии и Риги, а многие литераторы в 19 и 20 веках также трудились в Москве, Петербурге (а затем и в Ленинграде), Кирове и других городах России. Каждый третий латышский поэт довольно часто использует верлибр в своем творчестве. К сожалению обращение к нему не всегда оправдано, часто не подкреплено должным мастерством и подбором тематики.
Поговорим о наиболее сильных поэтах, таких имен не так уж и много: Арвид Григулис, Монта Крома, Эйженс Веверис, Ояр Вациетис, Имантс Зиедонис, Имант Аузинь.
У Арвида Григулиса все лучшие стихи были написаны верлибром. Одно из его стихотворений называется «Лучше не надо...»:

Не пугайте меня
Летающими тарелками,
Печатью одиночества
И гибелью любви.
Я видел,
Как земля горит,
Как скорбно
На пепелище умирает роза,
Как на закате
Река чернеет, будто ночь,
И с этим мраком
Я долго говорил,
Не зная,
Придет ли рассвет.
И горстью песка
Вы меня не пугайте.
Я видел,
Как трескался камень,
Обращаясь в пепел,
Как плавилось железо,
Испаряясь.
(Перевод И.Черевичник)

Оправдано обращение к белому стиху и у Монты Кромы. Она очень тонкий лирик и обладала талантом передать неуловимые оттенки чувств и переживаний. Вот начало одного из ее стихотворений:

Нет, - я сказала ей, продавщице цветочного
магазина. (Я лицо ее
не запомнила, заурядная
внешность).
Нет, - я сказала ей, - они без запаха, эти розы
мне не годятся. (Она
легко подняла шестой
язычок пламени, подняла
седьмой и держа
так на весу, ну,
разумеется, эти розы умели
себя подать).
Нет, - сказала я ей, - эти розы задуманы для
официальных торжеств,
а я хочу для себя.
(Пора бы ей
догадаться и отложить их
в сторону).
Нет, - сказала я ей, - потому что в Риге не
найти аэрозоля с
запахом роз, это я знаю точно.
(Перевод Л.Азаровой)

Стихи Эйжена Вевериса волнуют особо сильно. Прожитая нелегкая жизнь не испепелила душу поэта, а приблизила ее к черте бессмертия.
Многие произведения Ояра Вациетиса, как и А.Григулиса и М.Кромы переводились на русский язык. Поэтому читателям известны такие его стихи, как: «Сожжение листьев», «Где он, запад...», «Да. Я пас в то время овец...», «Танец журавлей», «Ступай слепец...» и др.
Имантс Зиедонис лично на меня произвел впечатление своими белыми стихами прежде всего. Это произошло еще в дни моей юности. Даже в свою записную книжку я выписал несколько его стихотворений, среди них:

Когда усталый рассвет
Коснется грудей твоих строгих,
Мои ветры о твой город
Будут вытирать ноги.
(Зап. кн., 1970)

Или такое:

Солнце падает в море,
Красной падает миной
С золотыми рогами.
Курс наш – туда.
Повернем обратно
Или – тараном
На солнце?
Штурман!?
(Зап. кн., 1970)

В своей записной книжке я также обнаружил стихи Ояра Вациетиса, Ольги Лисовска, Яниса Райниса (более тридцати стихотворений!), Леонида Черевичника.
Имант Аузинь менее известен русскоязычному читателю, хотя сам он переводил многих русских поэтов: М.Лермонтова, А.Блока, М.Цветаеву и др. Он является составителем двухтомника «Современная латышская поэзия» (1984) на русском языке.
К сожалению сегодня на прилавках книжных магазинов практически не появляются стихотворные сборники изданные в Латвии, это равно относится как к латышским, так и к русским поэтам. А о переводах не приходится и мечтать.
Так социальные потрясения влияют на литературный процесс: разрывается живая связь писателей с читателями.
Вакуум тотчас заполняется так называемой массовой литературой... Последствия ужасны, катастрофичны и – ежедневно доказуемы. Происходит клонирование «героев» в фантастических количествах.

О современном верлибре
-----------------------------

Мы уже убедились, что Пушкин оказался прав за пределами своего отечества. Возьмем для еще одного подтверждения хотя бы международный сборник МАПП «Планета поэтов» (Рига, 2004). В нем из 33 авторов 8 воспользовались формой белого стиха и его возможностями, то есть каждый четвертый (!).
Из них четверо уделили свободному стиху (верлибру) довольно значительное место; это поэты: Мирослав Кливар (Австрия), Вильгельм Велецкий (Латвия), Марк Блюменталь (Чехия) и Елена Скульская (Эстония).
С удовольствием представляю читателям стихотворение Мирослава Кливара.

Импульсы часов

Несу гигантский крест
в благословенном времени
не считая импульсы часов
секунды замешательств
дикую неуверенность
лавандовые запахи прошлого
В херувимской невинности
мерцая
являются из библии
обманчивые абстрактные образы
веселых солнечных бликов
Ты не ощутила ожогов
от пылких чувственных взглядов
и вздорных болтливых догадок
Бывалый прадядя Бог
несет мне ангельский калач

В этом стихотворении удачно сочетается острота переживаний с глубиной мысли, образы в нем не только абстрактны, но и осязаемы... Источник в нем заключенный – вечен и неисчерпаем.
Встречаются удачные строки и у Вильгельма Велецкого. Например в стихотворении «Руки»:

Я слышу, -
деревьями став,
зовут нас
и все беспокоятся
напряженные руки погибших.

Жаль только, что этот образ многократно использовали предшественники... Так у Заболоцкого еще в 1937 году:

...и души лип вздымали кисти рук,
Все голосуя против преступлений.

Или у того же уже упомянутого Григулиса:

Расстрелянные дерева
Свои обугленные руки тянут к небу...

Да и французский поэт Пьер Сегерс (1906-1987) в стихотворении «Люди» об этом же:

Есть у деревьев руки,
Значит, есть кулаки.

Справедливости ради отмечу, что у всех трех поэтов работает схема «деревья-руки», а у Велецкого «руки-деревья»... Но разве зеркальное отображение образа разрушает его? И разве меняется суть оттого, что он не зрительный, а слуховой?
Здесь затронута очень острая и болезненная проблема, многим не повезло и они не смогли появиться на свет несколькими веками раньше и попали под влияние своих великих предшественников. Независимо даже от того - читали их или нет. Всё это замечательно и очень глубоко раскрыто в книге Хэролда Блума "Страх влияния". Замечу, что наша поэтическая братия по своей темноте этого страха не ведает. Но незнание закона не освобождает... Читайте Блума! Замените строку, если совпало. Не позорьтесь.
Даже всего три строки, вырванные из контекста стихотворения «Притча о святом Вацлаве» содержательны и лиричны:

На сером тротуаре,
Истоптанном башмаками лжецов
и правдолюбцев,
Сражались голуби за корку хлеба.
(М.Блюменталь)

Интересна статистика и в сети Интернета: каждое десятое стихотворение, написанное на русском языке (вне зависимости от страны), опубликовано в рубрике
"Верлибр" (www.stihi.ru - уже около 100000 авторов). И ещё более интересная информация, которая мне не встречалась в других печатных источниках. Верлибр -
более востребован со стороны читателей чем любовная или даже философская лирика. Разделение (в Интернете) весьма условно и относительно. В форме верлибра могут быть представлены как философские, так и стихи о любви. Тем не
менее факт имеет место быть.

А что в России?
-------------------

Слух обо мне пройдет
по всей Руси великой...
Александр Пушкин

Строго говоря: верлибр (свободный стих) отличается от белого стиха большей раскрепощённостью по ритмике, но отсутствие рифмы их объединяет. Русский свободный стих (верлибр) обычно имеет вид вольного белого акцентного стиха. Поэтому в этой статье резко не разделяются верлибр и белый стих, поскольку
Пушкин говорит об отсутствии рифмы прежде всего.

Интересно заглянуть в глубинку России.
Недавно в Новосибирске был издан альманах «Синильга» по результатам конкурса имени Геннадия Карпунина, в котором больше половины места отведено поэзии, а большая часть авторов – сибиряки (речь о втором номере).
Удаленность от европейской части страны сказалась не только на качестве опубликованного в альманахе, но и удивительнейшим образом проявилась она в том, что представленные авторы не используют верлибр в своем творчестве.
Если не считать двух попыток (Ю.Медных и А.Селезнев), то только в подборке стихотворений Алёны Макаровой – полная раскрепощенность в сторону белого стиха. Это и не удивительно, она (в отличие от своих земляков) побывала не только в европейских странах, но и в Африке. А это говорит о том, что широкий кругозор – необходимая вещь для поэта. Хотя не надо забывать и о том, что истинный талант переносит центр Вселенной в ту точку, где он находится. И будем надеяться, что в остальных регионах России поэты в большей степени оправдывают надежду и предвидение Александра Сергеевича.
Слух о Пушкине действительно прошел по всей Руси многократным и нескончаемым эхом. Когда же он отзовется словом совершенным и достойным великого русского гения?

Хочу заметить, что к верлибру (как правило) обращаются поэты в совершенстве владеющие всеми другими формами рифмованного стиха. И не по замыслу, а ведомые исключительно раскрепощенным вдохновением, подкрепленным силой состоявшегося поэтического дарования, естественно в зрелом возрасте.
Даже Александр Сергеевич Пушкин хотя и рано (один раз в 14 и повторно в 16 лет) обратился к белому стиху (подражательно и ученически); но уже в 26 (десять лет перерыва!) происходит творческий взрыв – гений переходит на следующую, высшую ступень своего интеллектуального развития.
Появляется сразу несколько весьма самобытных произведений написанных свободным стихом: «Как счастлив я...»; «В еврейской хижине лампада...» и др. В это время талант и жизненный опыт позволяют Пушкину создать, мастерски воплотить в слове драму «Борис Годунов», полностью написанную белым стихом.
Отсюда можно сделать вывод: необходимые составляющие для овладения верлибром – огромный словарный запас и совершенное им владение; а достаточное условие – зрелость таланта и его разносторонность, широкий кругозор и знание жизни, обилие глубоких мыслей.
В 34 года Пушкин четко формулирует мысль о будущности белого стиха и не ошибается в прогнозах.
С душевным трепетом мы сегодня имеем возможность заглянуть в последнюю тетрадь поэта (заполнялась в 1834-1836 годах) с печатным номером «2384». И приходит ясное понимание того, что будущее действительно за белым стихом – Пушкинским:

Утрачена в бесплодных испытаньях
Была моя неопытная младость
И бурные кипели в сердце чувства
И ненависть, и грезы мести бледной.
Но здесь меня таинственным щитом
Святое провиденье осенило...
Поэзия, как Ангел-утешитель,
Спасла меня и я воскрес душой.


Литература

1. А.С. Пушкин. Сочинения (раздел «Критика и публицистика»). Государственное издательство художественной литературы, 1949.
2. Стихотворения Пушкина 1820-1830-х годов (история создания и идейно-художественная проблематика). Ленинград. «Наука», 1974.
3. Литературный энциклопедический словарь. М. «Советская энциклопедия», 1987.
4. Современная латышская поэзия (в двух томах). Рига, «Лиесма», 1984.
5. Планета поэтов (сборник стихов). Библиотека «МАПП». Рига, 2004.
6. Юденко В.А. Интеллект. Рига. «Клуб интеллектуалов», 2004.
http://www.evrokatalog.eu/klub-intellektualov
7. Энциклопедия «Рига» (статья «Литература»). Рига, Главная редакция энциклопедий, 1989.
8. Французская поэзия ХХ века. М. «Эксмо», 2005.
9. Синильга №2 (альманах). Сибирский лит. конкурс им. Г.Карпунина. Изд. ООО «РИФ-Новосибирск», 2004.
10. Владимир Юденко. Развитие русского языка и культуры речи.
http://www.stihi.ru/2009/10/24/110
11. Владимир Юденко. Эссе о содержательности стиха. Картина
в раме. http://www.proza.ru/2006/11/06-11
12. Владимир Юденко. Нобелевские лауреаты - поэты.
http://www.proza.ru/2009/02/01/387
13. Владимир Юденко. Атака на русский язык.
http://www.proza.ru/2009/10/24/1135
14. Владимир Юденко. Что такое воображение? Определение.
http://www.proza.ru/2010/11/10/1213
15. Владимир Юденко. О достоверности истины. Философское эссе.
http://www.proza.ru/2010/11/12/806
16. Владимир Юденко. Что такое поэзия? Эссе
http://www.proza.ru/2011/05/16/1047


2006



© Copyright: Владимир Юденко, 2006
Свидетельство о публикации №2605040289



Читатели (636) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика