ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Когда меня спрашивают Заметки о литературе и не только

Автор:
КОГДА МЕНЯ СПРАШИВАЮТ
Заметки о литературе и не только
(2020)


* * *

Когда меня спрашивают о русской поэзии 20 века, то я просто перечисляю имена: Сергей Есенин (и его круг), Александр Твардовский, Михаил Исаковский, Алексей Фатьянов, Павел Васильев, Сергей Михалков, Николай Рубцов, Юрий Кузнецов, Анатолий Передреев, Николай Тряпкин, Станислав Куняев – ну, вы меня понимаете, заключаю я! И добавляю: никаких бродских, высоцких, вознесенских, евтушенков, кушнеров, светловых, – ну, вы меня понимаете, продолжаю я, – я не знал (хотя образование и небольшая роль критика обязывает знать!), не знаю и знать не хочу!
Вспоминаю один эпизод из моей жизни: сдавал как-то на дому экзамен Мариэтте Му.. извините, Чудаковой. После экзамена разговорились о поэзии, я спросил доктора наук, знает ли она поэта Николая Тряпкина, она ответила, что нет (хотя, конечно, знает!), и потом спросила у меня, а знаю ли я поэта Ярослава Смелякова, на что я тоже ответил, что нет (хотя, конечно, знаю!)! На этом последующие разговоры с другой ментальностью я для себя раз и навсегда прекратил!
Каждому своё.





* * *

Вырезка из «Литературной газеты» (разбиваю сплошной довольно длинный текст, по газетным меркам, на абзацы, так как в отличие от газеты у меня экономии нет!):
«Чтение стихов. Видимо, в рифму пишут теперь только одни русские. Все остальные поэты читали верлибры и свободные стихи.
Некоторые из них имеют настоящий талант артиста и хорошо владеют подачей слова. Даже не зная языка, проникаешься энергией, исходящей от чтеца.
Запомнилось мне выступление одной вьетнамской поэтессы, которое уже и не чтение, а что-то среднее между пением птиц и стрекотанием цикад. Одета она была шикарно – в национальный костюм.
Там многие поэты были в традиционной для своей страны одежде, на что мой товарищ, посмотрев наши фотографии в фейсбуке, написал мне: «Вадим, надень косоворотку и лапти. Хоть на человека будешь похож!»
Не понравился мне некий перевес в сторону английского. Нет, к языку у меня претензий нет, но с моей точки зрения стихи всё-таки первоначально должны звучать на своём родном. Я к тому, что даже некоторые китайцы читали свои произведения на английском. Понимаю, что это мимикрия под метрополию, но шедевры обычно создают носители языка.
В заключение – жаль, что в России нет литературных форумов такого масштаба».
Хочется задать автору-литературному туристу-поэту один только вопрос: зачем вообще ездить на такие мероприятия заграницу, – которых, кстати, предостаточно и у нас – от Москвы до Владивостока с Симферополем, – тратя наидражайшее время и – деньги?! Я уж не говорю о вкусе, нервах и покое…




* * *

По многочисленным тв-каналам идут интереснейшие передачи о египетской, греко-римской, скандинавской и др. мифологии, с повторением на следующий день и на неделе через день. Но никогда вы не увидите на российских каналах достойную, на уровне, передачу о нашей родной – Славянской мифологии. Исключение лишь подтверждает правило.
Что ж, а нам достаточно и книг. Один Борис Александрович Рыбаков чего стоит!
Сегодня мы уже многое знаем о наших славянских мифах. Но на заре их изучения случались и такие курьёзы, о которых справедливо предостерегал ещё Андрей Кайсаров: «Ещё должен я здесь предостеречь от одной книги, переведённой с французского, под заглавием: «Religion der Moscoviten» (Francfurt und Leipzig, 1717). Тут встречаются изображения кошек, петухов и собак, которых выдают за древних русских богов; автор же – как он сам уверяет – получил всё это из верных рук, а именно – от жида!» Такова была жалкая судьба славянской мифологии, как я принял намерение и с своей стороны помочь ей несколько…»
Много сейчас на книжных прилавках ерунды – как научной, так и художественной.
Будем остерегаться!




* * *

Меня часто спрашивают начинающие авторы, что такое графомания. Ведь и наши гении писали много.
Я открываю первый попавшийся современный литературный сборник и читаю:

Будь проклято зверьё, что кровожадно
Качали кровь детей, чтобы спасти своих убийц.
И наблюдали при этом хладнокровно,
Как дети умирали, глядя на наполняющийся шприц.

Вот это и есть, говорю я, графомания. Даже без «много пишу».




* * *

«Фильм основан на реальных событиях» – такой фразой обычно начинается или заканчивается кино, которое якобы основано на реальных событиях. Если заканчивается, то дальше идут фото реальных лиц, так называемые прототипы.
И тут…
И тут – самое главное: видишь «белого», который в кино почему-то «чёрный».
Это – он, «чёрный», оказывается «реально» ухаживает и спасает от депрессии миллионера «белого». Это он, «чёрный», из «реальных событий», в которых его абсолютно не было.
И таких фильмов – тьма тьмущая.
Реальное становится нереальным, и наоборот: нереальное выдаётся за реальное. Выдаётся открыто, нагло, по-геббельсовски!
Отсюда, к сожалению, итоги, которые подводят нас, а не мы их: межрасовые безобразия в Америке, безобразия в России… и где-то ещё… далеко-далеко от нас… далеко ли?!
Как ни крути: «гаденький жидёнок», «злой чечен ползёт на берег», «китаец-собака», «русская свинья» – всё остаётся, всё, как было, есть, так и будет.
Толерантность? Нет, друзья, здесь «Давайте жить дружно!» не прокатит. Нужен диалог.
Диалог.
И только.
А пока.
А пока – будут стрелять, будут убивать открыто и в подворотнях. Или как сегодня, прикрываясь «государственными интересами»: «Баку, 15 июля – РИА Новости. Минобороны Азербайджана заявило об уничтожении армянского военного объекта». А это всё же – мужики: чьи-то дети, отцы, мужья. Живая сила!
И навряд ли потом Голливуд или Мосфильм снимут об этом событии блокбастер «о полку Игореве» или «спасение рядового Райна», где будут «на реальных событиях» играть негры.
Хотя, кто знает!
Мы давно перестали всему удивляться!





* * *

Перестали уступать: место в транспорте, место под Солнцем…
Всё делим, рубим: сотки, метры, доли…
Брат с братом дерётся, сестра сестре волосы дерёт…
Эксперимент Капитализма похлеще эксперимента Коммунизма вышел: конца и края не видать… Да и не будет его, края-то, потому что нет у него его, края-то…
Просто стало два солнца: солнце – богатых, и солнце – бедных…
У каждого своё солнце…
А оно – одно, Солнце-то!..
«Продай!» – говорит Патриарх игуменье про машину-то, немецкую, дорогую. А с какого рожна, спрашивается, её продавать-то?!
Люди-патриархи! Это всего лишь навсего – машинка. Как велосипед. Только железок поболе, лака и кожи тоже. А – доедешь. С ветерком – и там, и там.
Продать чужое легко, а вот продай своё…
Норовят продать чужую квартиру, чужой дом, чтоб выстроить «свой», «своё», «себе»… А будет ли счастье? Думаю: нет. Перестали уступать. Перестали продавать своё. А ведь это так легко!..
Я давно только даю. Если есть, конечно, что. А если есть, то – конечно – даю. И это – легко! Самому так легко делается, деется, что жить и радоваться жизни хочется. Трезвому – даю. Пьяному – тем более, даю.
Скажут, можно обмануться. «Меня обманывать не трудно, я сам обманываться рад». Там, у Пушкина, это всё о любви сказано, но ко всему, как говорится, приложимо. И я даю. Всегда – даю: денег – на, пожалуйста! Жену, дом мой – на, пожалуйста! То, чего у меня нет – ну, тут уж, извини, не дам, потому что нет этого, того, что ты у меня просишь, а если б было – дал бы. Обязательно. Это так легко. И после – легко.
Да я и без просьб даю. Здесь главное – самому… понять и дать, или просто дать, не понимая…
Кто это всё говорит? Я? Или моё второе, третье, пятое или десятое Я? Не знаю. Но говорит.
«Вашингтон усилил давление на подрядчиков «Северного потока-2».
«Армения заявила о попытке сделать Россию ареной этнических столкновений».
«В Киеве предложили переименовать Украину в Русь и вернуть Новгород».
«Не допущенный на выборы президента Белоруссии Цепкало уехал в Россию».
Не хотим уступать, да и не будем!
А ведь это так легко… легко!..






* * *

Перечитал уже по-взрослому "Солнце мёртвых". Товарищи, или как вас там сегодня, господа, да мы ещё в «раю»: если что – пойдём громить супермаркеты . А там и этого не было. Ребёнок во сне жевал угол подобии подушки, думал, что – еда! А вы – Белоруссия! Свобода! Да на хрена! Вспомните угол подушки Ивана Шмелёва...

















Читатели (403) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика